Лента новостей
Кончита Вурст приедет в Россию на ЛГБТ-фестиваль Только этого не хватало: «исламский Ватикан»... Путин не заинтересован помогать Америке «Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в Чечне Бессмысленный разговор о русских хакерах между Мариано Рахоем и Карлосом Эррерой «Могли сжульничать с нашими пробами» Саммит по Сирии в Сочи... Встретятся гаранты В разных странах на вопрос «какого бы вы хотели президента?» люди отвечают: «Как Путин» Эмили Ратаковски разделась для рекламы купальников Россия виновата В сети «похоронили» Дмитрия Дюжева Проведена первая в мире пересадка головы человека В Кремле отказались комментировать мемуары Лужкова Назван неожиданный источник долголетия Эрдоган обвинил США в финансировании ИГ В Зимбабве придумали способ избавиться от бессменного президента Госдеп назвал места будущих терактов в Европе Будущее онлайн-знакомств несексуально и зверски эффективно Илон Маск показал беспилотную фуру Tesla Сирийская армия начала штурм последнего оплота «Исламского государства» Ким Кардашьян заработала 10 миллионов долларов за один день Израиль объединяется с арабами против Ирана Большой обмен: Кремль написал для Украины хитрую пьесу Евразийская интеграция провалилась? «Санкт-Петербург — один из самых красивых городов мира»

В последний день своего пребывания в должности президент Дуайт Эйзенхауэр произнес впечатляющую прощальную речь, обращенную к нации — ее содержание было столь значимым, что он работал над ней полтора года. Как известно, Дуайт (или Айк, как его еще называли), призвал американцев «быть начеку, предотвращая необоснованное влияние, намеренное или ненамеренное, военно-промышленного комплекса. Потенциал опасного роста его неоправданной власти существует и будет существовать».

Большая часть речи Эйзенхауэра может составить сегодня часть программного заявления организации WikiLeaks. Мы публикуем правду по поводу мошенничества и злоупотреблений, совершаемых втайне влиятельными людьми. Наши самые последние разоблачения относятся к многомиллиардной киберпрограмме ЦРУ, в рамках которой это агентство создало опасные виды кибероружия, действие которых направлено против потребительских продуктов частных компаний, а затем утратило контроль над своим киберарсеналом. Как утверждают наши источники (источник), они надеялось инициировать принципиальную общественную дискуссию о «безопасности, о создании, использовании и распространении кибероружия, а также о демократическом контроле над ним».

Публикуемая нами правда является неприятной для тех, кто пытается избежать одной замечательной характеристики американской жизни — публичных дебатов. Правительства утверждают, что публикуемые WikiLeaks материалы наносят ущерб безопасности. Некоторые люди считают, что публикуемые факты о неправомерных действиях в военной области и в сфере безопасности являются еще большей проблемой, чем сами неправомерные действия. Да, как подчеркивал Эйзенхауэр, «лишь бдительное и хорошо информированное гражданское общество может настоять на разумном сочетании огромной индустриальной и военной машины с нашими мирными методами и целями, с тем, чтобы безопасность и свобода могли совместно процветать».

В целом можно сказать, что наши цели идентичным тем, которые провозглашаются газетами New York Times и Washington Post, и формулируются они так — публиковать заслуживающий освещения в печати контент. В соответствии с Конституцией США, мы публикуем материалы, правдивость которых мы можем подтвердить независимо от того, добрались ли наши источники до правды законным образом, или они имеют право передавать их средствам массовой информации. И мы пытаемся смягчить озабоченность относительно законности, в том числе с помощью редактирования для защиты личных данных агентов разведывательных ведомств, которые могут оказаться в опасном положении.

Дин Бакет (Dean Baquet), главный редактор газеты New York Times, защищал в прошлом году публикацию наших «украденных» материалов: «Я понимаю аргумент относительно того, что должны применяться другие стандарты, если материалы являются похищенными, и это должно оказывать влияние на процесс принятия решений. Однако, в конечном итоге, я исхожу из того, что мы имеем обязательство сообщать то, что мы можем, о важных людях и важных событиях».

Дэвид Лаутер (David Lauter), глава вашингтонского бюро газеты Los Angeles Times, сделал похожий вывод: «Моя изначальная позиция состоит в том, что демократия лучше всего работает тогда, когда избиратели располагают как можно большим количеством информации… И эта информация часто поступает от соперничающих друг с другом участников избирательных кампаний, от старых врагов, от самых разных людей, обладающих соответствующими мотивами, на которые вы можете посмотреть и сказать: «Это сомнительно».

Средства массовой информации имеют давнюю историю высказывания правды в адрес властей на основе похищенных или полученных в результате утечки материалов — в качестве примера можно привести сообщение Джека Андерсона (Jack Anderson) о данном ЦРУ поручении боевикам мафии убить Фиделя Кастро, публикацию в газете Providence Journal-Bulletin об украденных налоговых декларациях президента Ричарда Никсона, а также настойчивые публикации газеты Washington Post об утечках в деле Уотергейт, если назвать лишь несколько случаев. Я надеюсь, что историки поместят WikiLeaks в тот же самый пантеон. Однако раздаются многочисленные призывы подвергнуть меня судебному преследованию.

Президент Томас Джефферсон выступил со скромные предложением по поводу улучшения прессы: «Редактор может начать преобразования таким вот образом. Поделите его газету на 4 раздела с такими заголовками: 1. «Правда. 2. Вероятные события. 3. Возможные события. 4. Ложь. Первый раздел будет очень небольшим, поскольку он будет включать в себя лишь аутентичные документы и информацию». Концепция Джефферсона относительно публикации «правды» с использованием «аутентичных документов» является предсказанием появления WikiLeaks.

Люди, которым не нравится какая-то мелодия, часто обвиняют пианиста. Крупные сегменты общества возбуждены результатами президентских выборов в Соединенных Штатах, распространением в обществе мнения относительно опасной некомпетентности ЦРУ или сообщениями о грязных трюках, к которым прибегают внутри своих партий их влиятельные представители. Но, как и предвидел Джефферсон, «Следует подчиниться производимой (свободной прессой) агитации. Это необходимо для того, чтобы вода оставалась чистой».

Власть имущие отвлекают внимание от публикаций WikiLeaks с помощью демонизации смелых сотрудников этой организации и меня лично. Нас пытаются представить как ненавидящих Америку слуг враждебных иностранных держав. Но, на самом деле, я с восторгом отношусь к Америке и к американской идее. Единственный интерес WikiLeaks состоит в выражении конституционно защищенной правды, которая, по моему убеждению, является краеугольным камнем замечательной свободы, успеха и величия Соединенных Штатов.

Я пожертвовал годами моей собственной свободы ради риска, на который мы в WikiLeaks пошли ради того, чтобы сообщать правду обществу. Я нахожу некоторое утешение вот в чем: Джозеф Пулитцер (Joseph Pulitzer), именем которого названа награда за достижение в области журналистики, был обвинен в 1909 году за то, что он опубликовал якобы клеветническую информацию об участии президента Теодора Рузвельта и финансиста Джона Пирпонта Моргана в коррупционном скандале по поводу Панамского канала. Именно правда способствовала его освобождению.