Лента новостей
В Германии разберутся с попыткой нападения старушки с зонтиком на Меркель Трамп с трибуны ООН пообещал «полностью уничтожить» Северную Корею Джулия Робертс: «Я учусь жить медленно» Фанатам МЮ запретили петь расистскую песню о пенисе Лукаку Шесть девушек случайно пришли на свадьбу в одинаковых платьях Создана эффективная вакцина от кариеса Илон Маск назвал дату презентации беспилотной электрофуры Tesla Орешкин сравнил российскую экономику с американской 1980-х годов Сенат США запретил использование антивируса Касперского CNN сообщил о находившемся рядом с местом авиаудара России в Сирии спецназе США Сенат США одобрил выделение Украине 500 миллионов долларов на летальное оружие Большие шансы на четвертый срок Путина Российская компания будет поставлять антивирусные программы вооруженным силам Бразилии Как Китай и Россия ответят Трампу в ООН? Следователи конгресса усомнились в честности Facebook Учения ВС Турции сблизили Москву и Эрбиль в энергетике? Мир в ожидании «Нюрнберга-2» Смерть предотвратившего ядерную войну офицера Петрова подтвердили Россиянин задержан в Германии за связи с ИГ Женевские сантехники обнаружили в канализации десятки тысяч евро СМИ сообщили об убийстве 23-летнего российского легкоатлета в Москве Саакашвили назвал место своей украинской ставки Дженнифер Лоуренс: «Это было страшное унижение, я рыдала» ФАС проверит структуру поисковой выдачи Google и «Яндекса» Полиция в ЮАР застрелила пожиравшего свою обезглавленную сожительницу каннибала

Россия все ближе к нейтральной позиции на Ближнем Востоке. После того как министр иностранных дел России Сергей Лавров побывал с трехдневным визитом в Объединенных Арабских Эмиратах и Катаре, кажется, что эта позиция находит все больше подтверждений, в особенности в том, что касается конфликта внутри Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Министр Лавров не только посетил эти две страны, которые находятся в состоянии открытого конфликта, но и побывал в Кувейте, где выразил российскую поддержку этой стране. А ведь Кувейт стремится выступить в роли посредника в отношениях между Эр-Риядом, Абу-Даби и Каиром с одной стороны и Дохой с другой.

Кремль не ожидал, что в текущем году ситуация вокруг Катара резко обострится, и для Москвы такое развитие событий стало неприятным сюрпризом. Она знала о существовании политических различий и разногласий между членами ССАГПЗ, но не предполагала, что эти разногласия могут привести арабские нефтяные монархии к глубочайшему кризису. В этих условиях Кремль решил занять подчеркнуто нейтральную позицию и воспользоваться своим влиянием, взяв на себя роль посредника в отношениях конфликтующих государств. Если бы Россия заняла чью-то сторону, это негативно сказалось бы на том политическом влиянии, которым Москва уже давно пользуется на Аравийском полуострове, очень важном для нее со стратегической точки зрения.

Россия одинаково относится к Катару и Саудовской Аравии, которые стали протагонистами этого кризиса. Российские внешнеполитические эксперты относят обе страны к категории государств, спонсирующих терроризм, и подобная оценка остается неизменной со времен войн в Чечне. Тогда российские спецслужбы выяснили, что чеченцы пользуются финансовой и идеологической поддержкой монархий Персидского залива. Россия остается при таком мнении и сегодня. Однако в отношениях со странами Аравийского полуострова Россия все же руководствуется прагматическими соображениями, поэтому за последние несколько лет экономическое сотрудничество с ними постоянно и значительно расширялось.

В декабре прошлого года российская нефтяная компания «Роснефть» продала 19,5% своих акций консорциуму Glencore и суверенного фонда Катара за 10,2 миллиарда евро. Эта сделка многих удивила, но при этом подтвердила российскую заинтересованность в долгосрочных отношениях с Дохой. Предстоящий 2018 год станет годом межкультурного сотрудничества России и Катара, и в этой связи ожидается заключение множества других выгодных деловых сделок.

Поэтому внезапный кризис поставил под угрозу российские планы, связанные с Катаром. В конце мая Владимир Путин подумывал о поездке в Саудовскую Аравию, но мудро заключил, что этот визит может быть предвзято истолкован, и тогда было принято решение о другом российском визите на высшем уровне — о турне Лаврова, которое тщательно спланировали. Из-за хороших отношений с Катаром Россия изменила свою стратегию и подход. Российский министр энергетики Александр Новак начал делать заявления о потенциале совместных нефтяных проектов России и Саудовской Аравии, а такое как минимум обсуждается с Ираном и Турцией, которые сейчас встали на сторону Катара.

Российская заинтересованность в поддержании хороших отношений с Саудовской Аравией очевидна и объясняется преимущественно экономическими соображениями. Лавров планирует посетить Эр-Рияд в начале сентября, и две страны вместе попытаются стабилизировать цены на нефтяном рынке. В апреле текущего года Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ Валентина Матвиенко изложила российско-саудовский план по реализации нескольких выгодных проектов в начале 2018 года, общая стоимость которых достигает трех миллиардов долларов.
Во-первых, Россия продвигает идею о создании совместных исследовательских центров, которые могли бы работать над новыми технологиями для нефтеразведки, нефтепереработки и транспортировки нефти. Во-вторых, Россия хочет открыть перед российскими нефтяными компаниями новые возможности в Саудовской Аравии и продавать Эр-Рияду оружие и боеприпасы. Россия, разумеется, понимает, каким влиянием пользуется Саудовская Аравия в своем регионе и в мусульманском мире, поэтому Москва старается найти общий язык с саудовцами в сирийском вопросе. У России достаточно причин, чтобы поддерживать с Саудовской Аравией хорошие отношения, однако их не достаточно, чтобы открыто встать на сторону саудовцев в конфликте с Катаром.

С 2009 по 2015 год отношения России с Катаром были не из лучших. Доха постоянно критиковала Москву за то, что она поддерживает сирийского президента Башара Асада. Катарские телеканалы называли Путина диктатором XXI века, а Россию нередко характеризовали как главного врага мусульманского мира. Ситуация была сложной. В 2012 году на посла России в Дохе Владимира Титоренко было совершено нападение в аэропорту Дохи, и между двумя газовыми державами разгорелся конфликт на Форуме стран-экспортеров газа. Поэтому улучшение отношений с Дохой стало сюрпризом. Вскоре после того, как саудовцы попытались изолировать Катар, российские власти пригласили катарского министра иностранных дел Мухаммада бен Абдуррахмана Аль Тани в Москву, где он поблагодарил Кремль за желание оказать помощь. За несколько дней до этого визита российские представители провели переговоры о сотрудничестве в области энергетики с наследником саудовского престола Мухаммедом бен Салманом и министром нефти Саудовской Аравии Халидом аль-Фалихом. Все эти шаги закономерно вписались в логику российского подхода.

Кроме того, эти шаги подтверждают, что Россия учится на своих ошибках. Будучи большой страной, Россия склонна оценивать других с точки зрения размеров, но Москва уже поняла, что на Ближнем Востоке сила государства не зависит от его размеров. Поэтому в какой-то момент ей потребовалось наладить дружеские отношения с «маленьким» Катаром, который оказывает большое влияние на политику в регионе и СМИ, в особенности потому, что в исламском мире нет другого такого телеканала и такой медиа-империи, как «Аль-Джазира». Катар — крупнейший экспортер СПГ на рынки, где Россия сама хотела бы занимать большую долю, поэтому она стремиться работать в триаде Россия — Катар — Иран. Москва предложила помощь Аль Тани, но катарские власти ее не приняли, потому что предложение было формальным. Тем не менее оно сыграло свою роль, став важным и позитивным политическим жестом, который Катар так просто не забудет.

Если с саудовцами можно сотрудничать масштабно, то с Катаром ставку можно делать на качество и долгосрочность, и в этом еще одна из причин российского нейтралитета. Россия и Катар уже наладили крепкие экономические связи, и в этом смысле Саудовская Аравия отстает на шаг. Сотрудничество с Катаром уже ведется, а Эр-Рияд продолжает только обещать. Доха является одним из крупнейших ближневосточных инвесторов в российский рынок. К 2017 году Катар вложил в Россию 2,5 миллиарда долларов. Для сравнения: Саудовская Аравия инвестировала лишь 600 миллионов долларов. Помимо «Роснефти», Катар купил в 2013 году акции лидирующего российского банка ВТБ, а через три года вложился в петербургский аэропорт «Пулково». Благодаря этим инвестициям Катар установил дружеские отношения и обзавелся связями с представителями российских политических и бизнес-кругов.

Если оценивать ситуацию в целом, то Москва стремится ограничить негативное влияние катарского кризиса на стабильность Сирии, принимая во внимание авторитет Дохи в среде вооруженной суннитской оппозиции. Однако кризис все же может негативно сказаться на ситуации в Ираке и Йемене — странах, где сейчас Москва не пользуется особенным влиянием. Больше всего россиян беспокоит влияние региональных разногласий на энергетические рынки. Тем же самым обеспокоен и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган. Известно, что Эрдоган и Путин несколько раз во время телефонных переговоров обсуждали ситуацию в Катаре, делились мнением о влиянии этого кризиса на войну в Сирии, а также не проект «Южный поток» (газопровод, который свяжет Россию и Турцию). Наконец, свою роль здесь играет и Вашингтон, которому Россия хочет показать, что является важным игроком на международной арене, которому не обязательно выбирать одну из конфликтующих сторон.

В этом смысле российское предложение о посредничестве в конфликте тоже исключительно формально. Если бы успех так и не был достигнут — а эта вероятность, судя по всему, велика, — то имидж России пострадал бы. Кстати, торопиться с решением катарской проблемы тоже нет причин, ведь России удалось найти собственный баланс между Дохой и Эр-Риядом, и многое говорит о том, что вскоре то же самое будет с Каиром. Пока саудовцы разбираются с Катаром, Москва займется Сирией, где у России появится намного большей возможностей, чтобы свободно определять будущее нового сирийского государства.