Лента новостей
В Германии разберутся с попыткой нападения старушки с зонтиком на Меркель Трамп с трибуны ООН пообещал «полностью уничтожить» Северную Корею Джулия Робертс: «Я учусь жить медленно» Фанатам МЮ запретили петь расистскую песню о пенисе Лукаку Шесть девушек случайно пришли на свадьбу в одинаковых платьях Создана эффективная вакцина от кариеса Илон Маск назвал дату презентации беспилотной электрофуры Tesla Орешкин сравнил российскую экономику с американской 1980-х годов Сенат США запретил использование антивируса Касперского CNN сообщил о находившемся рядом с местом авиаудара России в Сирии спецназе США Сенат США одобрил выделение Украине 500 миллионов долларов на летальное оружие Большие шансы на четвертый срок Путина Российская компания будет поставлять антивирусные программы вооруженным силам Бразилии Как Китай и Россия ответят Трампу в ООН? Следователи конгресса усомнились в честности Facebook Учения ВС Турции сблизили Москву и Эрбиль в энергетике? Мир в ожидании «Нюрнберга-2» Смерть предотвратившего ядерную войну офицера Петрова подтвердили Россиянин задержан в Германии за связи с ИГ Женевские сантехники обнаружили в канализации десятки тысяч евро СМИ сообщили об убийстве 23-летнего российского легкоатлета в Москве Саакашвили назвал место своей украинской ставки Дженнифер Лоуренс: «Это было страшное унижение, я рыдала» ФАС проверит структуру поисковой выдачи Google и «Яндекса» Полиция в ЮАР застрелила пожиравшего свою обезглавленную сожительницу каннибала

Вашингтон. — В третий месяц президентства Дональда Трампа Владимир Путин направил одного из своих дипломатов в Госдепартамент США, чтобы передать американцам смелое предложение — о полной нормализации отношений между Соединенными Штатами и Россией во всех основных ветвях власти.

В этом предложении, изложенном в подробном документе, попавшем в распоряжение редакции BuzzFeed News, содержался призыв к полному восстановлению дипломатических, военных и разведывательных каналов между двумя странами, связь по которым была прервана после военного вмешательства России на Украине и в Сирии.

Дата начала решения широкого круга вопросов, которые охватывал план Кремля по «перезагрузке», была оптимистичной и впечатляющей — немедленно.

В документе предлагалось, чтобы к апрелю Андрей Крутских, высокопоставленный российский чиновник, работающий в сфере информационной безопасности, встретится со своим американским коллегой для проведения консультации по вопросам «информационной безопасности». К маю намечались «специальные консультации» обеих стран по таким вопросам, как война в Афганистане, иранская ядерная сделка, «ситуация на Украине» и действия по освобождению «Корейского полуострова» от ядерного оружия. А к тому времени, когда Путин и Трамп проведут свою первую встречу, предлагалось провести встречу с глазу на глаз глав ЦРУ, ФБР, Национального совета безопасности и Пентагона со своими российскими коллегами для обсуждения вопросов, представляющих взаимный интерес. Кроме того, планировалось восстановить ряд других военных и дипломатических каналов, открытых в ходе «перезагрузки отношений» во время первого президентского срока Обамы.

«Этот документ представляет собой не что иное, как дорожную карту полномасштабной нормализации американо-российских отношений», — сказал вице-президент Фонда Карнеги Эндрю Вайс (Andrew Weiss), изучив это предложение, которое предоставила ему редакция BuzzFeed News.

Помимо краткого перечня тех сфер, в которых Кремль хотел добиться позитивного развития двусторонних отношений, в документе раскрывается одно из невысказанных, но подразумеваемых убеждений Москвы. Согласно этому убеждению, Трамп не будет испытывать такое же возмущение, какое до сих пор сохраняется в США по поводу предположительного вмешательства Москвы в выборы 2016 года, и может согласиться на стремительное сближение с Россией.

«В документе попросту не учитывается все то, что вызвало ухудшение отношений, и его авторы делают вид, что вмешательства в выборы и кризиса на Украине не было», — говорит Анджела Стент (Angela Stent), бывший специалист по России в Национальном совете по разведке в годы президентства Джорджа Буша-младшего, которая также ознакомилась с документом.

На сегодняшний день из нескольких десятков предложенных встреч состоялась лишь небольшая часть — и, видимо, многие официальные переговоры вряд ли произойдут, поскольку Москва и Вашингтон «на взаимной основе» высылают дипломатов и закрывают дипломатические объекты. Предпринимая взаимные ответные шаги, они способствуют резкому ухудшению взаимоотношений.
Представители российского посольства в Вашингтоне отказались обсуждать документ. «Мы не комментируем закрытые двусторонние переговоры, что является нормальной дипломатической практикой», — заявили в посольстве.

Чиновники в Белом доме и Госдепартаменте отказались сообщить, кто привез документ, но не сомневаются в его подлинности. Они опровергли предположение о том, что указывали русским на явные признаки того, что их предложение осуществимо. На вопрос о том, каким же образом у Москвы сложилось впечатление, что ее предложение может быть принято, официальный представитель Совета национальной безопасности сослался на вводящие в заблуждение сообщения в прессе о том, что Трамп испытывает большие симпатии к России. «Честно говоря, в качестве причины я бы назвал не „реверансы" администрации, а скорее то, как это освещается в СМИ», — заявил он.

Разумеется, российские чиновники могли просто услышать пространные публичные высказывания Трампа, который не далее как в феврале неоднократно расхваливал преимущества взаимодействия с Москвой. «Я хотел бы иметь возможность поладить с Россией», — заявил Трамп на пресс-конференции.

Однако, несмотря на дружелюбную риторику Трампа, фактический уровень взаимодействия между США и Россией с тех пор, как президент занял свой пост, довольно невысок — за исключением открытых каналов, используемых госсекретарем Рексом Тиллерсоном, постпредом США при ООН Никки Хейли и Белым домом.

Заместитель госсекретаря Том Шэннон (Tom Shannon) и его российский коллега Сергей Рябков время от времени проводят дискуссии по вопросам, являющимся раздражителями в американо-российских отношениях, но результаты этих дискуссий весьма незначительны. Спецпредставители Госдепартамента по Сирии Майкл Рэтни (Michael Ratney) и Бретт МакГерк (Brett McGurk) проводят регулярные консультации с российскими коллегами, в ходе которых обсуждают скромные достижения в вопросе прекращения огня, режим которого действует на ограниченной территории на юго-западе страны. А дискуссии спецпредставителя Госдепартамента по Украине Курта Волкера (Kurt Volker) со своим российским коллегой еще только начались.

Что же касается Пентагона, то в отношении взаимодействия с русскими он настроен явно скептически, поскольку у него есть лишь ограниченный канал для предотвращения и урегулирования конфликтных ситуаций в Сирии. В феврале генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford), председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США, встретился в Азербайджане со своим российским коллегой, генералом Валерием Герасимовым. Однако он сразу же отметил, что встреча не предполагает расширения сотрудничества с Россией в Сирии или где-нибудь еще. В мае генералы встретились еще раз — на этот раз в Турции.

Министр обороны Джеймс Мэттис тоже сдержанно высказался в отношении надежд на взаимодействие, заявив журналистам в феврале, что «на данный момент мы не в том положении, чтобы сотрудничать на военном уровне».

Директор ЦРУ Майк Помпео приезжал в мае в Москву на переговоры с российскими представителями спецслужб, однако представитель ведомства обсуждать характер встречи отказался.

Продвигая свой план «перезагрузки», Москва, похоже, недооценивает те политические последствия, с которыми столкнется администрация Трампа, если она осуществит масштабное сближение на фоне громких расследований, проводимых ФБР и Конгрессом в связи с обвинениями в сговоре с Россией.

«Путин, по всей видимости, не понимают, что у Трампа нет таких полномочий, как у него, — говорит эксперт по России Стивен Пайфер (Steven Pifer) из Брукингского института. — Система сдержек и противовесов, специальный прокурор и расследования, проводимые Конгрессом — все это связывает Трампу руки, чего с Путиным никогда не происходило».

На вопрос о том, не разочаровался ли он в Трампе, учитывая прежние надежды на улучшение отношений, Путин отреагировал сдержанно.

«Ваш вопрос звучит очень наивно, — ответил Путин журналисту на пресс-конференции в Китае, состоявшейся на прошлой неделе. — Он же мне не невеста, и я ему… не жених».

«У каждой страны есть свои интересы», — добавил он.

На принятое в августе Конгрессом США решение ввести новые санкции против России Москва отреагировала тем, что потребовала от Вашингтона уволить или перевести сотни работников американской дипмиссии в России. Это, в свою очередь, заставило США закрыть российское консульство в Сан-Франциско. И это явно — не то, на что, вероятно, надеялась российская Госдума, когда, узнав после выборов президента США о неожиданной победе Трампа над Хиллари Клинтон, разразилась аплодисментами.

«Когда русские передали это предложение, они находились под впечатлением от обещаний Трампа, предполагая, что он будет делать то, что обещал, то есть, заключит сделку с Путиным и нормализует отношения», — отметила Анджела Стент, которая сейчас является директором центра Евразии и России в Джорджтаунском университете.

«Это отражает принципы работы их собственной системы, — говорит она. — Если Путин хочет что-то сделать, Дума соглашается, и Министерство обороны тоже соглашается. Но в США многие из этих вопросов не находится в компетенции Белого дома — даже при наличии президента, который хотел бы этого».Высокопоставленный представитель Госдепартамента признал, что первоначальные ожидания Москвы были несбыточны. По его словам, во время встречи Тиллерсона и Лаврова, которая состоялась в июле в Гамбурге, Тиллерсон подчеркнул, что при отсутствии позитивных действий России на Украине сближение по более широкому кругу вопросов невозможно.

По словам двух американских чиновников, стремление Москвы диктовать условия новых двусторонних встреч порой раздражает представителей Госдепартамента. Например, в августе в ходе саммита в Маниле Лавров ушел с двусторонней встречи с Тиллерсоном и начал общаться с журналистами, заявив, что в ближайшее время для обсуждения украинского кризиса в Москву прибудет спецпредставитель США по Украине. Однако американские чиновники не согласились проводить встречу в России, а затем потребовали, чтобы она состоялась где-нибудь в другом месте. В итоге американцы добились своего, и встреча состоялась в Минске, столице Белоруссии.

Несмотря на недавние разочарования, Кремль не оставляет надежд на нормализацию отношений с Соединенными Штатами, даже если он по-прежнему угрожает выслать других дипломатов и подать на Вашингтон в суд за закрытие своих дипломатических объектов в США. Две недели назад новый посол Москвы в Вашингтоне Анатолий Антонов, беседуя с журналистами, вскользь упомянул предложение, сделанное в марте, и заявил, что оно по-прежнему актуально. «Мы всегда были заинтересованы в конструктивном взаимодействии с Вашингтоном по всей двусторонней и международной повестке дня», — отметил Антонов в интервью российскому новостному агентству.

Но поскольку в ходе многочисленных расследований в связи с «российскими связями» Белый дом оказался в центре пристального внимания, он практически ничего не делает, чтобы оказать давление на Госдепартамент или Пентагон и потребовать от них наладить взаимодействие с их российскими коллегами. А без давления властей избегающие риска американские бюрократы, занимающиеся вопросами национальной безопасности, вряд ли сами будут проявлять инициативу. Особенно, если учесть, что на руководящие посты выдвинуты кандидатуры известных «ястребов», сторонников жесткой политики в отношении России — таких как скептически относящийся к Кремлю Уэсс Митчелл (Wess Mitchell), которого могут назначить на высокую должность в Госдепартамент, где он будет заниматься вопросами Европы и России.

«Не исключено, что у США нет желания возвращаться к обычным взаимоотношениям, учитывая, что политика России в отношении Украины и Сирии не изменилась», — говорит Пайфер.

На прошлой неделе, выступая на бизнес форуме, Путин заявил, что бывший глава ExxonMobil «попал в плохую компанию», явно имея в виду воинствующих советников Тиллерсона.

По словам представителей Госдепартамента, ведомство по-прежнему готово к улучшению взаимоотношений. «Мы сказали русским, что путь к нормализации проходит через Украину», — заявил сотрудник Госдепартамента.

Как уже отмечалось, в мартовском предложении России идет речь о многочисленных встречах, крайние сроки которых наступали и проходили. Пожалуй, самым неосуществимым было предложение, в котором содержался призыв к правительствам обеих стран работать в направлении «возобновления и расширения взаимовыгодного сотрудничества в области торговли и инвестиций». Через пять месяцев после поступления предложения Конгресс подавляющим большинством голосов одобрил законопроект, который предусматривал введение новых экономических санкций против России и одновременно запрещал Трампу отменять прежние санкции без согласования с Конгрессом.

В другом смелом предложении содержался призыв к возобновлению работы двух двусторонних рабочих групп в сфере кибербезопасности и борьбы с терроризмом, которая началось в 2009 году в рамках масштабной «перезагрузки» отношений с Россией, инициированной Бараком Обамой. В июле казалось, что это предложение может достичь цели и дать результаты — тогда Трамп написал в Твиттере, что он обсуждает с Путиным вопрос о создании «рабочей группы по кибербезопасности». Но на фоне массовой негативной реакции со стороны республиканцев президент сразу же изменил свою позицию. «То, что мы с президентом Путиным обсуждаем вопрос о создании рабочей группы по кибербезопасности, не означает, что я считаю это возможным. Это невозможно», — написал он позже в Твиттере.

Первоначальная рабочая группа по кибербезопасности, созданная при Обаме, погрязла во внутренних распрях, поскольку российская сторона пыталась отстаивать право властей (обеих стран) контролировать информацию, что американская сторона сочла неприемлемым. «Это так ничем и не закончилось, — отметил бывший чиновник, который был в числе представителей американской стороны. — А если учесть, что русские использовали кибероперации в качестве инструмента на Украине, а затем в 2016 году — против США, то проблема стала еще серьезнее».

Но даже двусторонний канал связи, блокированный в результате множества проблем, может оказаться для Москвы привлекательным. Он может предоставить ей заманчивую возможность: создать видимость, чтобы ее считали мировой державой, бросающей вызов американцам.