Лента новостей
Новое пособие по шпионажу: из России с «троллем» Партия Podemos отрицает любые связи с Россией Россия: Преодолела ли Русская православная церковь последствия большевизма? Пребывание в тюрьме обошлось Керимову в 117 миллионов долларов Пересаживающий головы хирург пообещал бессмертие Эмилия Кларк грязно высказалась о сексе в «Игре престолов» Telegram впервые заблокировал канал с пиратским контентом Google призналась в постоянной слежке за пользователями Android Кремль отреагировал на задержание сенатора Керимова Греф взялся за блеф Раскрыты подробности смерти Хворостовского Президент Земан должен немедленно вернуться из России Три вопроса о ядерном инциденте в России Европейский страх перед нестабильной Германией Сериал типа «Игры престолов» невозможен в России, говорит министр культуры Озеленение горнодобывающей промышленности Сенатора Керимова оставили во французской тюрьме еще на сутки Бывшего участника Backstreet Boys обвинили в изнасиловании 25 лучших изобретений 2017 года Бессмысленный конфликт Европы и России Джан Микалессин раскрывает подлинную историю украинской «революции» 2014 года Откажется ли Россия от своих отношений с «Хезболлой»? Любовь к российским ловушкам Умер Дмитрий Хворостовский Google поборется с «российской пропагандой» в интернете

Мы имеем дело с новым постигиловским глобалистским проектом, который омрачит будущее Ближнего Востока. Решение Эрбиля о референдуме из-за потенциального риска создания хаоса, который оно в себе таит, привело всех в состояние тревоги. И одна из стран, которые лучше всех видят, в какой кровавый хаос «глобалисты-соросовцы» хотят вовлечь регион, — Россия.

Именно поэтому решающую роль отвели Кремлю. Трио Эрбиль — Израиль — США выложили на стол практически все свои козыри, чтобы привлечь российского лидера Владимира Путина на свою сторону. Сначала в игру вступил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, который 23 августа отправился в Сочи вместе с делегацией из «Моссада».

Но попытки Нетаньяху убедить Путина изменить политику России в Сирии и Ираке в пользу курдов и занять враждебную к Турции и Ирану позицию остались безрезультатными. Когда эта инициатива не сработала, были задействованы «особые лица», способные произвести впечатление на Кремль такими «заманчивыми предложениями», как газовая сделка.

В США с июня этого года главным оружием администрации Барзани, потратившей 1,5 миллиона долларов на мероприятия в поддержку референдума, был лоббист Пол Манафорт (Paul Manafort).

Манафорт, обладающий сильными связями в Вашингтоне, Москве и Пекине, руководил кампанией по проведению референдума. Выбор пал на Манафорта в силу его близости как к Путину, так и к президенту США Дональду Трампу, так и к китайскому лидеру Си Цзиньпину.

До августа 2016 года Манафорт, известный как «джокер» Путина на Украине, возглавлял избирательный штаб Трампа. Бывший наставник сторонника Кремля Виктора Януковича, который в 2010-2014 годы занимал кресло президента Украины, а позже вынужден был бежать в Россию, Манафорт — в настоящее время один из тех, к кому прислушивается инициированный Китаем Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Но сейчас специальный прокурор США Роберт Мюллер (Robert Mueller) ведет расследование в отношении Манафорта из-за связей с Россией. Манафорт попал в разработку, поскольку в июле прошлого года он организовал скандальную встречу министра юстиции Трампа Джеффа Сешнса (Jeff Sessions) с бывшим послом России в США Сергеем Кисляком.

Критически важным шагом в попытках убедить Москву поддержать референдум было предложение, сделанное ведущей российской нефтяной компании «Роснефть».

Так, за неделю до референдума 25 сентября было объявлено, что «Роснефть» и администрация Эрбиля подписали соглашение на сумму более одного миллиарда долларов о газопроводе из северного Ирака в Турцию.

Среди противников референдума это заявление, учитывая момент, на который оно пришлось, вызвало подозрения: «Кремль поддерживает курдское государство?» Премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади даже раскритиковал позицию России по референдуму за ее «слабость».

Но ни Манафорт, ни «Роснефть», ни вылазка «Моссада» не смогли убедить российского лидера. В результате операция «глобалистов-соросовцев», нацеленная на то, чтобы «купить» Путина, закончилась фиаско.

Если бы эти круги знали геополитический взгляд Путина на регион, они даже не затевали бы эту игру. На данном этапе Россия определяет свою ближневосточную политику, отталкиваясь от тревог Турции и Ирана.

Потому что Кремль выступает за то, чтобы не этнические и религиозные группы имели влияние в регионе, а такие укоренившиеся силы, как Анкара и Тегеран. Кремль осознает, что в противном случае его позиции перед США существенно ослабнут.