Лента новостей
Новое пособие по шпионажу: из России с «троллем» Партия Podemos отрицает любые связи с Россией Россия: Преодолела ли Русская православная церковь последствия большевизма? Пребывание в тюрьме обошлось Керимову в 117 миллионов долларов Пересаживающий головы хирург пообещал бессмертие Эмилия Кларк грязно высказалась о сексе в «Игре престолов» Telegram впервые заблокировал канал с пиратским контентом Google призналась в постоянной слежке за пользователями Android Кремль отреагировал на задержание сенатора Керимова Греф взялся за блеф Раскрыты подробности смерти Хворостовского Президент Земан должен немедленно вернуться из России Три вопроса о ядерном инциденте в России Европейский страх перед нестабильной Германией Сериал типа «Игры престолов» невозможен в России, говорит министр культуры Озеленение горнодобывающей промышленности Сенатора Керимова оставили во французской тюрьме еще на сутки Бывшего участника Backstreet Boys обвинили в изнасиловании 25 лучших изобретений 2017 года Бессмысленный конфликт Европы и России Джан Микалессин раскрывает подлинную историю украинской «революции» 2014 года Откажется ли Россия от своих отношений с «Хезболлой»? Любовь к российским ловушкам Умер Дмитрий Хворостовский Google поборется с «российской пропагандой» в интернете

Как бороться с тупиковой ситуацией, в которой сейчас оказалась большая часть Европейского союза? Бегством? Интеграцией? Ксенофобией? Можно ли уклониться от социальных течений и главенствующих направлений в системе, которую не назвать демократической?

Считается, что стремление Каталонии к независимости стало ответом на политику, которая сформировала дефляцию в Европе. Об этом свидетельствует недавняя статья евродепутата-коммуниста Патрика Ле Йярика (Patrick Le Hyaric), чья мысль, как обычно, представляет собой отражение конформизма и традиционного протеста французских левых по европейским вопросам.

Тупик

Хотя каталонский национализм направлен против Мадрида, на который сыплются обвинения во всех грехах, в том числе в обострении неравенства между богатыми и бедными регионами, никто не может всерьез заявить, что за инициативой о политике жесткой экономии стоит исключительно правительство Рахоя и его предшественники. Не больше, чем «Новая демократия» или СИРИЗА за возложенным на плечи греческого народа бременем. Можно даже сказать, что нежелание брать на себя ответственность за новый меморандум подтолкнуло правое правительство «Новой демократии» к тому, чтобы подать в отставку в декабре 2014 года и передать эстафету СИРИЗА.

Остается лишь донести до французских демонстрантов из «Всеобщей конфедерации труда» и «Непокоренной Франции», что не Эммануэль Макрон придумал принципы, на которые опирается трудовая реформа, и не он принимает по ней все решения. Такая узко национальная точка зрения не охватывает существования экономической войны в Европейском союзе и прежде всего в еврозоне: в ней немецкий мир противостоит Франции и Южной Европе. Поставленные Европейской комиссией задачи по снижению стоимости труда обостряют экономическую войну трудящихся из стран-членов валютного союза и подрывают национальный капитализм на благо Германии, чье положительное сальдо внешней торговли стабильно растет.

Реформизм или смена национальных ориентиров

В таких условиях в Евросоюзе просматриваются разные стратегии.
Первая (ее выбрали СМИ, средний класс и люди с высшим образованием) заключается в сохранении иллюзии того, что мы стали выше понятия «нация». В основе этого лежит неолиберальная идеология, которая выступает за упразднение границ и отрицает существование противостояния различных сил и классовой борьбы. В такой логике Европейский союз представляет собой эгалитарную конструкцию, в которой во главе угла стоит принцип солидарности. Так, по словам Яниса Варуфакиса, который на министерском посту в первом правительстве Ципраса в Греции по большей части лишь занимался переводом средств из казны в МВФ, было бы достаточно просто «демократизировать» Европейский союз. «Непокоренная Франция» в свою очередь называет ответственной за кризис V Республику: нужно сформировать VI Республику и «гармонизировать» социальные модели ЕС. Партия европейских левых (французская Компартия, «Подемос», СИРИЗА) считает ЕС демократией, в связи с чем достаточно лишь положить конец политике жесткой экономии.

Никто не отрицает преимущества солидарности государств. Тем не менее повсюду набирает силу стремление вырваться из нынешнего тупика, причем зачастую без идеологических позиций насчет ЕС: речь идет о сопротивлении ЕС или даже выходе из него, однако четко прослеживается и эмансипация национального государства в рамках Евросоюза в угоду требованиям идентичности. В обоих случаях мы видим общее стремление к «перецентровке», отходу от логики доминирования. В отсутствии возможности демократическим путем принимать решение о будущем Европы и наций, демократические устремления зачастую принимают форму ксенофобии.

Наиболее радикальный пример такой ситуации у европейских границ подает Украина: на ее фоне мы можем куда спокойнее рассматривать сопротивление Венгрии и Польши засилью Германии, стремление Великобритании выйти из ЕС (опять-таки из-за неприятия навязанной немцами иммиграционной политики) или этноцентрическую борьбу Каталонии. Все эти явления выходят за рамки привычных нам ориентиров.