Лента новостей
Канада будет бойкотировать гонки в России Институциональная коммуникация в России: геополитические факторы Cложности путинского мира в Сирии Британский парламент против Facebook в вопросе о российском вмешательстве Источник рассказал о купленном полковником Захарченко замке в Лондоне Сальма Хайек рассказала о домогательствах Харви Вайнштейна Автор отзыва о «Крыме» на американском сайте всплыл в России Названа причина неучастия Путина в дебатах Жизнь без Мугабе. Что происходит в Зимбабве после смены власти Гибридный спорт. Россия начала аннексию олимпийского флага Следы российской дезинформации — от СПИДа до лживых новостей Саакашвили пожелал стать мэром Одессы Россияне выразили готовность увидеть геев в футбольной сборной Песков назвал причины информационной войны против России Назван способ избавиться от ожирения В России снова покажут «Титаник» Опубликованы результаты перепроверки допинг-проб с Олимпиады-2006 Госдума разрешила зарабатывать с помощью герба России Победитель «Тур де Франс» объяснил положительную допинг-пробу ООН сообщила о продолжающихся пытках в Гуантанамо Шнуров объявил песню Бузовой саундтреком года и нашел там путь России Крымчанам усложнили покупку билетов на ЧМ-2018 США спасут атакованный Россией международный спутник Эрдоган призвал сделать Иерусалим столицей Палестины Власти прояснили судьбу урны с прахом Хворостовского

Семь лет, которые прошли с момента создания Таможенного союза, объединившего вокруг России несколько постсоветских государств, показали, как они на самом деле воспользовались интеграцией. Его появление способствовало лишь росту объема нелегального экспорта, а не объема производства.

То, насколько несовершенным и проблемным инструментом стал Таможенный союз даже для самой Москвы, которая выступала инициатором интеграции, можно проследить по тем таможенным проблемам, которые возникают в рамках сообщества. Россия, зажатая между двумя огромными экономическим блоками (ЕС на западе и Китай на юго-востоке), частично лишилась возможности контролировать перемещение товаров через свою границу.

Три члена союза, Белоруссия, Казахстан и Киргизия, решили воспользоваться появившийся у них возможностью получить доступ на российский рынок с его 140 миллионами потребителей и выступить в роли посредников, поставляющих в Россию товары из Евросоюза и Китая. Элиты этих трех постсоветских стран, обладающие влиянием на местные таможенные службы и органы юстиции, извлекли из этого огромную выгоду. Россия, которая не могла контролировать таможенные органы союзников, была поставлена перед фактом, что на ее территорию начали поступать (зачастую незаконно) огромные объемы товаров.

На каждый случай найдется свой метод

Белоруссия осознала прелести общего рынка, а в особенности отсутствия таможенной границы с Россией, когда в 2014 году Москва в ответ на санкции, наложенные на нее за аннексию Крыма, запретила поставки продовольственной продукции с Запада. Россияне, что следует подчеркнуть, ввели контрсанкции без консультаций с партнерами и не располагали инструментами для того, чтобы заставить их присоединиться к этим мерам.

Белорусы, не присоединившиеся к эмбарго, решили заполнить образовавшуюся нишу и объявили, что она увеличат объем экспорта в Россию. В реальности это привело к тому, что они начала систематически заниматься реэкспортом в первую очередь польской продукции, выдавая ее за товары из Белоруссии и третьих стран. Россияне, которые быстро раскрыли эти махинации, уничтожили за первые годы действия эмбарго 17 тысяч тонн конфискованных западных продуктов.

Заниматься контрабандой было тем легче, что ограничительных мер не ввел также другой член ЕАЭС — Казахстан. В итоге иногда бывало так, что фуры с польскими продуктами, отправленные из Белоруссии в Казахстан, после пересечения белорусско-российской границы «исчезали». Товар разгружали в России, а фура спустя несколько дней вновь пересекала ту же самую границу с новой партией товара и прежними документами на них. Россияне предполагают, что в этой нелегальной деятельности могли принимать участие белорусские государственные структуры.

Сначала, как сообщала газета «Ведомости», контрабандисты ввозили польские продукты с фитосанитарными сертификатами, в которых в качестве места производства была указана Белоруссия, или вообще располагали документами на совершенно другие товары. Позже, когда появились мобильные бригады, проводившие выборочные проверки, тактика изменилась. Перевозчики начали подделывать или покупать сертификаты, подтверждающие, что товар произведен в третьей стране. Дошло до того, что, например, согласно белорусским данным, Эквадор экспортировал в Белоруссию больше яблок, чем произвел.

В сентябре 2016 года заместитель генерального прокурора РФ Владимир Малиновский сообщил, что по российским данным, белорусы поставили в Россию больше грибов и яблок, чем официально собрали. Расхождения в цифрах появились как раз из-за реэкспорта западных продуктов питания.

Россияне считают, что реэкспорту способствует децентрализация. Хотя белорусская торговля в значительной мере подчинена государству, перепродажей попавших под действие эмбарго продуктов занимаются локальные компании. Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт сетовал, что даже небольшие белорусские кооперативы с легкостью получают разрешение на поставки в Россию и продают туда украинскую говядину. В своем интервью он также упомянул белорусское предприятие, при посредничестве которого в Россию попало 100 иысяч литров польского молока.

Россия защищается

Россиянам пришлось приложить много усилий, чтобы остановить поток товаров, которые они не хотели у себя видеть. В конце ноября 2014 года на общую границу фактически вернулись проверки. Правила функционирования Таможенного союза не позволяли восстановить процедуру таможенного контроля, поэтому работать «на местности» отправились передвижные бригады таможенников, инспекторов фитосанитарной службы и полицейских. Они занялись проверкой фур с продовольственными товарами в поисках контрабанды и поддельных сертификатов. Россияне объявили также о намерении создать специальные коридоры для перевозки импортного продовольствия, которые будут находиться под особым надзором. В феврале этого года, стремясь, чтобы в продажу не попадали продукты из неизвестных источников, они запустили систему слежения за мясом и мясными продуктами от границы до торговых точек.

Масштаб контрабанды был так велик, что российская Федеральная таможенная служба предложила маркировать все продукты питания, произведенные на территории стран-членов ЕАЭС, например, специальными чипами, которые позволят установить их точное происхождение. Автором концепции выступил заместитель руководителя этого ведомства Руслан Давыдов, который указывал, что у таможенников слишком мало полномочий для проверки ввозимых товаров, а поэтому страну наводнила контрабанда. Все перечисленные инициативы противоречат духу евразийской интеграции и нарушают принцип свободного перемещения товаров, а, кроме того, создают дополнительные расходы.

Недавно россияне пожаловались на то, что Россия и Казахстан ведут нечестную игру на рынке сахара. Согласно принятым в ЕАЭС нормам, его члены имеют право беспошлинно импортировать сырье для производства сахара при условии, если они экспортируют полученный продукт в третьи страны. Однако, как считают россияне, он попадает на белорусский, казахский и даже российский рынок, в связи с чем российские предприятия терпят убытки. Цена сахара начала колебаться, за месяц она могла снизиться на 44%. Такие скачки создают огромные проблемы для российских сахарных заводов, которые часто являются градообразующими предприятиями. Подозрения связаны в первую очередь с казахскими предприятиями, которые завозят из-за границы 95% сырья.
С Белоруссией справиться невозможно

Белоруссия использовала нормы Таможенного союза в том числе при экспорте топлива, которое она выдавала за растворители, чтобы не платить пошлину в российский бюджет. В 2011 году она экспортировала в девять с лишним раз больше растворителей, чем в 2010, в 2012 ситуация повторилась, а россияне оценили свои потери в один-два миллиарда долларов.

В 2014 году Москве удалось окончательно остановить этот бизнес, но белорусы разработали новую схему. Как рассказывает журнал «Белорусский рынок», в тот момент резко увеличился объем экспорта так называемых битумных смесей (продукт переработки нефти, который обычно используется в дорожном строительстве). В первом полугодии 2014 года Белоруссия экспортировала почти полумиллиона тонн таких смесей, то есть в 182 раза больше, чем в аналогичный период 2013 года, когда объем экспорта составил всего 2600 тонн. Легко догадаться, что этот продукт тоже не облагается вывозной пошлиной.

Белорусский экономист Татьяна Маненок говорит, что исток проблем кроется в нюансах классификации продукции в ЕАЭС. Почему одни продукты облагаются пошлиной, а другие нет, зачастую понять сложно, подчеркивала она в беседе с телеканалом «Белсат». По ее мнению, это может быть связано с интересами российских чиновников или стремлением дать стимул для производителей. Белорусские бизнесмены просто воспользовались создавшейся ситуацией.

Бежавший в Швецию майор белорусского КГБ Андрей Молчан показал «Белсату» документы, которые доказывают, что участие в незаконных операциях по продаже нефтепродуктов принимали представители белорусских спецслужб и органов юстиции.

Проблемы с белорусской контрабандой — это повторение ситуации, с которой россияне столкнулись в середине 1990-х годов, когда Россия и Белоруссия подписали соглашение о создании зоны свободной торговли. Та попытка закончилась полным провалом. Сторонам за 14 лет не удалось окончательно согласовать Таможенный кодекс. Россия, лишившись возможности контролировать внешние рубежи зоны, столкнулась с контрабандой западной продукции, а также случаями конфискации якобы неправильно задекларированных товаров, которые ввозились в Россию и вывозились из нее.

Российский экономист и политолог Андрей Суздальцев пишет в журнале «Россия в глобальной политике», что за период 1995-1997 годов российский бюджет недополучил около четырех миллиардов долларов. В связи с этим в 1998 году россияне вновь ввели таможенный контроль на границе. Аналитик добавляет, что белорусское государство также зарабатывало на массовой конфискации транзитного товара. Как он указывает, таможенное соглашение было невыгодным для России еще и потому, что на ее рынок смогли выйти белорусские компании, получающие щедрые государственные субсидии, в свою очередь, белорусский рынок для российских товаров был закрыт из-за нетарифных ограничений.

Казахи и киргизы нашли лазейку

Казахстан и Киргизия, которая присоединилась к ЕАЭС в 2014 году, нашли другую лазейку для использования российского рынка. Как показал анализ перемещения товаров между Китаем и Евразийским экономическим союзом, казахи и киргизы на постоянной основе занижают таможенную стоимость товаров. Это настолько прибыльный бизнес, что обе страны даже начали конкурировать между собой.

Два российских автора, занимающихся темой экономических отношений с Китаем, Иван Зуенко из Российской академии наук и сотрудник таможенной службы РФ в Казахстане Семен Зубань, опубликовали статью на тему изменения объема импорта китайских товаров в Казахстан после его вступления в Таможенный союз, а потом ЕАЭС.

Оказалось, что в 2011-2013 годах объем импорта вырос на 15%, при этом темпы роста ввоза товаров из Китая опережали темпы роста импорта из других стран. В указанный период доля китайских товаров в структуре импорта возросла с 27,3% (2011 год) до 32% (2013). Объем поставок одежды и обуви (товаров, которые облагаются самыми высокими пошлинами) увеличился в 4 и 3,5 раза соответственно. Поставки этой продукции в Россию увеличились при этом всего на 6,9%.

Аналитики убеждены, что объем импорта значительно превосходит потребности казахского рынка, а китайские товары в основном попадают в Россию. Оказалось, что Казахстан и Киргизия с их общим населением в 23,5 миллиона человек закупают почти столько же одежды и обуви, сколько огромная Россия.

«Анализ сложившейся ситуации позволяет сделать вывод, что основной причиной увеличения импорта китайских товаров через казахстанский и киргизский участки таможенной границы Союза является низкое качество таможенного администрирования, сложившееся в указанных странах. Иначе говоря, организация нелегальных схем ввоза товаров», — констатируют авторы статьи. Благодаря договоренностям с сотрудниками таможни компании-импортеры занижают стоимость импортируемых товаров, а выгоду из этого извлекают посредники и коррумпированные чиновники. По оценкам аналитиков, в 2016 году Россия недополучила 650 миллионов долларов.

Союз? Не совсем

Союзу, как полагает белорусский экономист Ярослав Романчук, до сих пор не удалось обеспечить свободу перемещения товаров, услуг, людей и капитала. Даже вердикты специального суда, созданного для решения разнообразных споров, должны получать одобрение в судах отдельных стран.

Негативную роль играют всевозможные нетарифные барьеры. Белоруссия, например, навязывает магазинам и предприятиям общепита перечни товаров, которые те должны иметь в своем ассортименте, при этом обязательная доля белорусских продуктов составляет в нем 90%. Похожие уловки используют и другие члены Союза.

Членство в ЕАЭС напоминает игру, кто кого больше обманет, и оборачивается постоянными спорами. Результат таков, что если европейская интеграция способствовала экономическому развитию, то рост ВВП Белоруссии в последние 7 лет составлял в среднем около 1% в год. Евразийская интеграция закрепила зависимость стран — членов Союза от российского рынка. Если 10 лет назад в Россию экспортировалось 34% белорусских товаров, то сейчас эта цифра составляет уже 46%, отмечает Романчук.

Конкурентоспособность белорусской экономики снизилась, поскольку все инвестиции направлялись в неэффективный государственный сектор. Зубенко и Зубань полагают, что в проекте ЕАЭС Россия ставила перед собой в первую очередь политические цели. Укрепление ее связей с постсоветскими республиками было призвано помешать интеграции членов Таможенного союза с другими игроками.

Проект, по мнению аналитиков, столкнулся с проблемами, поскольку в него вошли страны, которые находятся на разных стадиях институционального развития и ставят перед собой разные цели. В результате евразийская интеграция остается лишь видимостью. Того же мнения придерживается Романчук, который говорит, что за российской идеей создать ЕАЭС стояли не экономические мотивы, а геополитика и стремление объединить евразийское пространство.

История евразийской интеграции

В 2009 году по инициативе России был создан Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана. Новый интеграционный проект отсылал к опыту поэтапной европейской интеграции, при которой политическое сближение началось лишь после экономического.

В 2012 году появилось Единое экономическое пространство, созданное для координации правовых норм и принципов субсидирования промышленности, сельского хозяйства и других отраслей, а также внедрения принципов свободного перемещения капитала, людей, товаров и услуг. Венцом процесса сближения должно было стать учреждение в 2014 году Евразийского экономического союза с сильным Высшим советом, Межправительственным советом и работающей по принципу аналогичной европейской структуры Евразийской экономической комиссией, а также минимальными на данном этапе общими политическими органами.

По сравнению с европейской евразийская интеграция внедрялась в стремительном темпе. Европа начала с создания в 1951 году Европейского объединения угля и стали, в рамках которого отрабатывались принципы внедрения единого рынка, появившегося семью годами позднее. Россияне сократили процесс перехода от Таможенного союза к ЕАЭС до четырех лет. В число членов союза помимо стран-основательниц входят сейчас Армения и Киргизия.