Лента новостей
Канада будет бойкотировать гонки в России Институциональная коммуникация в России: геополитические факторы Cложности путинского мира в Сирии Британский парламент против Facebook в вопросе о российском вмешательстве Источник рассказал о купленном полковником Захарченко замке в Лондоне Сальма Хайек рассказала о домогательствах Харви Вайнштейна Автор отзыва о «Крыме» на американском сайте всплыл в России Названа причина неучастия Путина в дебатах Жизнь без Мугабе. Что происходит в Зимбабве после смены власти Гибридный спорт. Россия начала аннексию олимпийского флага Следы российской дезинформации — от СПИДа до лживых новостей Саакашвили пожелал стать мэром Одессы Россияне выразили готовность увидеть геев в футбольной сборной Песков назвал причины информационной войны против России Назван способ избавиться от ожирения В России снова покажут «Титаник» Опубликованы результаты перепроверки допинг-проб с Олимпиады-2006 Госдума разрешила зарабатывать с помощью герба России Победитель «Тур де Франс» объяснил положительную допинг-пробу ООН сообщила о продолжающихся пытках в Гуантанамо Шнуров объявил песню Бузовой саундтреком года и нашел там путь России Крымчанам усложнили покупку билетов на ЧМ-2018 США спасут атакованный Россией международный спутник Эрдоган призвал сделать Иерусалим столицей Палестины Власти прояснили судьбу урны с прахом Хворостовского

В начале октября, вскоре после разрушения Пуэрто-Рико ураганом «Мария», гендиректор компании Tesla Илон Маск заявил в «Твиттере», что его компания готова, если представится такая возможность, восстановить энергосеть на острове, используя солнечную энергетику. Это было смелое заявление на фоне невероятных человеческих страданий на острове. Но с технической точки зрения, время для этого заявления было выбрано идеально. И уже в конце октября солнечные панели и батареи высокой ёмкости были установлены в госпитале «Дель-Ниньо» в Сан-Хуане, другие проекты сейчас находятся в работе.

Надо аплодировать подобной реакции на природные катастрофы — замена энергосистем, зависимых от ископаемого топлива, на возобновляемые источники энергии. Но вне зависимости от того, насколько чистыми и эффективными могут быть эти источники, они никогда не смогут полностью нивелировать последствия изменения климата, которые приводят к возникновению ураганов, подобных «Марии».

Есть другой способ добиться этого, и он намного дешевле варианта, предложенного Маском.

На острове Пуэрто-Рико расположен один из самых эффективных и недорогих доступных инструментов борьбы с изменением климата — это влажные тропические леса. На востоке острова, на площади 120 кв. км растёт Национальный лес Эль-Юнке — это одна из самых важных систем улавливания и хранения углерода в Карибском бассейне.

Ураган «Мария» разрушил и этот лес тоже. Однако президенты технологических компаний не публиковали твитов о необходимости восстановить этот ресурс, потому что сегодня они не видят в спасении деревьев окупаемой бизнес-модели.Но что, если бы такая модель существовала? Что, если бы существовали способы сделать живые тропические леса более ценными, чем мёртвые?

Глобальные лидеры уже много лет размышляют над этим вопросом. И на климатических переговорах ООН они выдвинули новый вариант решения — это инициатива под названием «Сокращение выбросов, вызванных исчезновением и деградацией лесов» (сокращённо REDD+). Идея проста: если установить правильные стимулы, тогда люди, правительства и отрасли экономики будут заниматься сохранением и восстановлением тропических лесов, а не их уничтожением. А взамен мир получит больше естественных хранилищ углерода, которые будут впитывать парниковые газы.

Инициатива REDD+, в различных формах существующая уже почти десятилетие, обеспечивает платежную структуру, которая помогает сохранять и восстанавливать леса. Определяя экономическую ценность лесов в соответствии с их ролью в крупномасштабном улавливании и хранении углерода, программа REDD+ позволяет растущим на земле деревьям конкурировать с другими, приносящими прибыль методами использования земли (лесозаготовки, сельское хозяйство), которые приводят к исчезновению лесов.

Первый крупный проект в рамках REDD+ был начат в 2008 году, это было соглашение между Норвегией и Бразилией. Норвегия согласилась предоставить Бразилии $1 млрд на защиту её тропических лесов в виде «платежей, осуществляемых по результатам». Норвежские деньги предоставлялись траншами, в зависимости от успехов Бразилии в работе по сохранению лесов. Результаты оказались впечатляющими: за десятилетие Бразилия снизила средние темпы вырубки амазонских лесов более чем на 60%. Это помогло Бразилии поглотить около 3,6 млрд тонн углекислого газа — больше, чем какой-либо другой стране. А Норвегия, тем самым, помогла уменьшить выбросы углекислого газа в мире.

Но, несмотря на успех пилотного партнёрства, программа REDD+ сегодня отчаянно нуждается в капиталах. И во многих смыслах решение этой проблемы может быть похоже на солнечное предложение Маска в Пуэрто-Рико. Только на этот раз инновации являются не техническими, а финансовыми.

Создание рынка кредитов REDD+ позволило бы повысить инвестиционную заинтересованность в сохранении тропических лесов у компаний и отраслей с большими объёмами выбросов. При адекватном регулировании кредиты REDD+ можно было бы предлагать на уже существующих обязательных рынках, подобных рынкам углеродных кредитов в Калифорнии или Южной Корее. Это позволило бы разблокировать миллиарды долларов дополнительных капиталов для программ по восстановлению лесов.

Разработка такого регулирования позволила бы REDD+ стать частью будущих обязательных систем, таких как создаваемая система ограничения выбросов в мировой авиаиндустрии или рынок углеродных лицензий, который Китай планирует запустить до конца года. Интеграция в эти рынки позволит направить новые потоки финансирования на сохранение и восстановление лесов, поскольку у финансовых посредников, подобным Фонду ускорения REDD+, появится возможность напрямую связать проекты REDD+ с частным сектором.

На сегодня большинство этих идей являются лишь пожеланиями. Инициатива REDD+ представляет собой всего лишь набор рекомендаций, в то время как для рынка «лесных кредитов» понадобятся правила и стандарта, определяющие, как именно будут распределяться квоты на защиту и восстановление лесов между покупателями и как они будут интегрированы в существующие рынки. Мировые лидеры, собирающиеся на этой неделе на Конференцию ООН по вопросам изменения климата в немецком Бонне, могут помочь этим усилиям, поддержав разработку эффективных и прозрачных механизмов финансового учёта в проектах REDD+.

Медлить опасно. Спустя два года после подписания Парижского климатического соглашения резко усилилась вырубка лесов в Индонезии и некоторых частях Амазонии, где произрастает основная часть самых больших и жизненно важных тропических лесов мира. По данным Союза обеспокоенных учёных, годовой объём выбросов атмосферного CO2, вызванный уничтожением тропических лесов, составляет три миллиарда тонн; это больше, чем выбросы всего мирового транспортного сектора.

Нет ни одной другой технологии, которая бы улавливала и хранила углерод столь же эффективно, как тропические леса, поэтому спасение и восстановление этих лесов является одним из самых дешёвых способов сокращения выбросов или улавливания углекислого газа в крупных масштабах. При этом страна, обладающая такими лесами, одновременно получает и другие экологические и социальные выгоды. Воспользоваться этой критически важной страховкой от потепления планеты можно будет при условии, если как можно больше деревьев останется на своём месте. Для тех из нас, кто верит в то, что рынок «лесных кредитов» может стать важным инструментом защиты планеты, настал момент Маска. Мы должны быть такими же смелыми.