Лента новостей
Канада будет бойкотировать гонки в России Институциональная коммуникация в России: геополитические факторы Cложности путинского мира в Сирии Британский парламент против Facebook в вопросе о российском вмешательстве Источник рассказал о купленном полковником Захарченко замке в Лондоне Сальма Хайек рассказала о домогательствах Харви Вайнштейна Автор отзыва о «Крыме» на американском сайте всплыл в России Названа причина неучастия Путина в дебатах Жизнь без Мугабе. Что происходит в Зимбабве после смены власти Гибридный спорт. Россия начала аннексию олимпийского флага Следы российской дезинформации — от СПИДа до лживых новостей Саакашвили пожелал стать мэром Одессы Россияне выразили готовность увидеть геев в футбольной сборной Песков назвал причины информационной войны против России Назван способ избавиться от ожирения В России снова покажут «Титаник» Опубликованы результаты перепроверки допинг-проб с Олимпиады-2006 Госдума разрешила зарабатывать с помощью герба России Победитель «Тур де Франс» объяснил положительную допинг-пробу ООН сообщила о продолжающихся пытках в Гуантанамо Шнуров объявил песню Бузовой саундтреком года и нашел там путь России Крымчанам усложнили покупку билетов на ЧМ-2018 США спасут атакованный Россией международный спутник Эрдоган призвал сделать Иерусалим столицей Палестины Власти прояснили судьбу урны с прахом Хворостовского

Каждый день в Европейский суд по правам человека в Страсбурге поступает примерно тысяча новых дел в письмах, по факсу или электронной почте. В отделе почты все это сортируют 12 человек. Здесь стоят громадные ящики и тележки, наполненные документами. Все дела подразделяются по цветным категориям (2017 имеет оранжевый цвет) и получают штрих-код, сопровождающий дело все время работы с делом.

«Очень легко запутаться и потерять какие-либо бумаги, но это может иметь большие последствия для человека, о котором идет речь. За каждым письмом стоит человек», — говорит Патрик Титиун (Patrick Titiun), руководитель офиса президента суда.

Суд должен гарантировать соблюдение прав человека в 47 странах Совета Европы. В итоге 820 миллионов человек могут посылать жалобы в Страсбург:

— по делам оппозиционных политиков, которые брошены в тюрьму за критику властей;

— по делам лиц, получивших тюремный срок, потому что полиция с помощью пыток добилась их признания;

— по делам людей, которые стали жертвой коррумпированной судебной системы.

Дела из разных стран раскладывают на большой полке. Там, где место Норвегии — оно общее со скандинавскими странами — всего несколько писем. Места России и Турции письмами переполнены.

Конфликт с Россией

Россия — одна из стран, дела которых чаще других попадают в суд Страсбурга, и, согласно экспертам, судебные процессы привели к улучшению положения в стране. Теперь же российские власти грозятся прекратить исполнение приговоров Страсбурга, если российской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) не вернут права голоса. Россиян лишили права голоса после того, как Россия вторглась на украинский полуостров Крым в 2014 году и аннексировала его.

Спикеры верхней и нижней палат российского парламента Валентина Матвиенко и Вячеслав Володин выступили с этой угрозой в прошлом месяце. В государственных российских СМИ идет дискуссия о том, стоит ли России выйти из Совета Европы. ПАСЕ избирает генерального секретаря Совета Европы, комиссара по правам человека и судей Суда по правам человека. И Матвиенко заявила, что судьи, выбранные без участия России, не полностью легитимны.

В июне Россия прекратила выплачивать свой взнос в Совет Европы за 2017 год, что Москва назвала ответом на лишение права голоса. В 2016 году доля России в бюджете организации составляла 300 миллионов крон.

Ягланд в Москве

Во второй половине октября генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд (Thorbjørn Jagland) отправился в Москву, чтобы попытаться найти решение. Ягланд заявил в беседе с Politico, что возможным исходом конфликта может быть уход России из организации, но подчеркнул, что это нежелательно: «Если Россия будет вынуждена покинуть организацию, 140 миллионов человек потеряют возможность направлять свои дела в Верховный суд Европы — суд, который чрезвычайно важен для российских граждан».

Кирилл Коротеев, юридический директор правозащитной организации «Мемориал», не считает, что Россия хочет уйти из Совета Европы. Он считает, что власти сознательно сеют сомнение в том, что страна хочет остаться в организации, чтобы использовать это как козырь в переговорах о возвращении права голоса или чтобы добиться иных уступок со стороны Совета Европы.

Должен благодарить сам себя?

Российский эксперт считает, что Совет Европы должен тоже нести свою часть ответственности за конфликт. Он утверждает, что организация ранее не реагировала, хотя Россия в течение ряда лет действовала, не соблюдая основные ценности Совета Европы, в частности, убивая собственных граждан в Чечне и на практике оккупировав части Грузии и Украины.

«Совет Европы начал реагировать на выступление России против фундаментальных принципов организации лишь тогда, когда эта страна прекратила выплачивать взнос, и это угрожало комфортным зарплатам чиновников Совета Европы», — утверждает Коротеев.

Официальный представитель Совета Европы Даниэль Хольтген (Daniel Holtgen) не согласен с критикой и указывает, что Совет Европы, Ягланд и комиссар по правам человека организации много лет критиковали нарушения прав человека в России задолго до того, как Кремль прекратил платить взносы.

«Генеральный секретарь критиковал закон об иностранных агентах, закон о так называемой гомосексуальной пропаганде и ограничения свободы слова в России», — пишет Хольтген и указывает еще на многое другое, сделанное организацией.

Участие в течение более 20 лет

Россия вступила в Совет Европы в 1996 году во время тогдашнего президента Бориса Ельцина. Это случилось сразу после развала Советского Союза, в период выросшей открытости и более тесного сотрудничества с Западом. Тем не менее, был велик скепсис относительно участия в организации, главной задачей которой было защищать права человека, принципы правового государства и демократию.

«Русские были настроены негативно, потому что это означало бы большую потерю права на самоопределение. Причиной, почему Россия все-таки вступила в Совет Европы, явилось желание защитить 25 миллионов русских, которые оказались за пределами страны после распада Советского Союза», — говорит адвокат по правам человека и профессор юстиции Билл Боуринг (Bill Bowring).

Россия все время проигрывает судебные дела

Россия ратифицировала Суд по правам человека в 1998 году, с тех пор российское государство проиграло более тысячи дел в Страсбурге.

Если суд устанавливает, что та или иная страна нарушила конвенцию по правам человека, эта страна должна сделать следующее:

• выплатить экономическую компенсацию лицу, направившему дело в суд;

• исправить нарушение прав человека, совершенное в отношении данного лица;

• изменить законодательство или систему, приведшие к нарушению прав человека, таким образом, чтобы повторение было невозможным.
Боуринг, который вел много дел в суде Страсбурга против российского государства, заявляет, что Россия почти всегда выплачивает компенсацию, и что власти во многих случаях пытаются изменить законодательство таким образом, чтобы оно соответствовало Европейской конвенции о правах человека.

«Улучшения были велики, но по-прежнему приходится бороться с наследием Советского Союза. Нужно много времени, чтобы изменить менталитет и систему после 70 лет коммунизма. В делах, где власти имеют свой интерес, они могут оказывать давление на суд до тех пор, пока не получат желаемого результата».

Большой прогресс

Научный сотрудник Ливерпульского университета Канстантин Дзехтсияру (Kanstantsin Dzehtsiarou) говорит, что Россия выполняет большинство решений суда и выплачивает компенсацию, но не всегда изменяет законодательство, как положено: «Особенно трудно с делами, имеющими политический подтекст».

Доклад английского Эссекского университета показывает, что в России имеет место большой прогресс из-за влияния Суда по правам человека. В России создан федеральный механизм для того, чтобы россияне, выигравшие дела в национальных судах, получали экономическую компенсацию, на которую они претендовали, и чтобы судебные решения выполнялись. Свобода слова расширена таким образом, что журналисты могут критиковать государственных чиновников. Был создван федеральный следственный орган, чтобы расследовать преступления, совершенные полицией и прокуратурой. Россия сделала многое, чтобы улучшить условия в местах предварительного заключения, хотя нужно сделать еще много.

Ничего не делается с грубыми нарушениями прав человека

Коротеев из Мемориала заявляет, что был прогресс в делах, которые связаны с менее значительными нарушениями прав человека, и что это привело к улучшению, в частности, многих процедур в делах гражданского права и прав заключенных.

В делах, где суд устанавливает, что Россия нарушила более значительные права человека, например, право на свободу собраний и право на справедливое судебное дело, Россия избегает выполнять судебные решения. Коротеев указывает, что власти ничего не делают с делами о пытках или казнях без суда и следствия. «Верховный суд отказывается вновь открывать дела осужденных, несмотря на то, что эти приговоры являются нарушением основных статей Конвенции о правах человека», — подчеркивает российский эксперт.

«Законы о прослушивании телефонов и хранении данных стали еще более строгими. Россию 15 лет назад обязали изменить законодательство по правам умственно отсталых, но ничего не было сделано», — говорит Коротеев.

Очередь дел в суде

Совет Европы был учрежден в 1949 году, Норвегия была одним из его основателей. Европейский суд по правам человека был первым в своем роде в мире, он получил право вмешиваться во внутренние дела стран-участниц и выносить обязывающие решения. В первые годы суд собирался два-три раза в год в Страсбурге, но в 1998 году суд стал перманентным.

«В первых странах-участницах права человека были в основном хорошо защищены и, за исключением Турции, в суде решали незначительные дела», — говорит Эндрю Джемчевски (Andrew Drzemczewski), который много лет работал на Совет Европы и в настоящее время является приглашенным профессором Университета Миддлэссекса в Лондоне.

После падения Берлинской стены в 1989 году и распада Советского Союза спустя два года Совет Европы смог расшириться на восток. Хотя новые страны-участницы не соответствовали демократическим стандартам организации, они были приняты в нее.

«Новые государства не могли вступить в ЕС или НАТО, но они вступили в Совет Европы, чтобы учиться демократии. Это было политическим решением, вопрос заключался в том, нужно ли дожидаться, когда они станут демократическими», — говорит Джемчевски.

В результате количество дел, представленных в суде, резко возросло. Это больше не были незначительные дела, это были сложные и большие нарушения прав человека, в частности, как следствие войны в Чечне. В 2011 году в очереди на решение стояло 160 тысяч дел.

«Суд задыхался от обилия дел. Поэтому он начал сотрудничество со странами-участницами, чтобы изменить правила рассмотрения дел», — говорит Эрик Мёсе (Erik Møse), норвежский судья в Страсбурге.

Реформы облегчили положение

В почтовом отделе суда есть письмо, состоящее из многих страниц, плотно исписанных микроскопическими буквами. Отправитель — человек в Словении, который посылает такие письма каждый день.

«Нам нужна была система отсортировки дел, которые явно не должны рассматриваться судом», — говорит Титиун.

Чтобы сократить очередь из дел, был проведен ряд реформ. В результате количество дел уменьшилось в декабре 2015 года до 65 тысяч, но теперь оно снова возросло из-за многочисленных дел в Турции, Венгрии и Румынии. Согласно суду, количество дел является приемлемым, и большинство судебных решений выполняется странами-участницами.

«Суд был важен для того, чтобы улучшить положение в европейских странах в случае элементарных нарушений. По-прежнему во многих странах обычным делом является, когда полиция избивает людей, чтобы выбить у них признание», — говорит Мёсе.

Россия изворачивается

Россия — одна из стран, которые обвиняют чаще всего. Из 228 российских дел, которые в прошлом году решались в суде, Москва выиграла лишь шесть. Это привело к тому, что российские власти все чаще обвиняют суд в том, что он политизирован.

В декабре 2015 года в России был принят новый закон, согласно которому Конституционный суд может выносить решения о том, что приговор Страсбурга не должен выполняться, если он противоречит конституции страны. Эксперты Совета Европы констатировали, что этот закон противоречит обязательствам России, проистекающим из Европейской конвенции о правах человека.

Пока что этот закон был применен только в деле ЮКОСа. Нефтяная компания «ЮКОС» принадлежала Михаилу Ходорковскому, который получил длительный тюремный срок, о котором многие говорили, что это уголовное дело было политически мотивировано. Нефтяная компания должна была выплатить гигантский налог и была продана государственной компании.

В 2014 году Суд по правам человека вынес решение о том, что российское государство должно выплатить 1,9 миллиарда евро как компенсацию в этом деле, но в январе этого года российский Конституционный суд вынес решение о том, что этот приговор невозможно привести в действие.

Выходит из Совета Европы?

Боуринг считает, что дело ЮКОСа может привести к тому, что Россия постепенно порвет с Советом Европы.

Коротеев думает, что это было бы плохо, и подчеркивает, что Совет Европы очень важен: «Россия потеряет независимого критика, которые проверяет законодательство и правовую систему страны и способствует реформированию страны».